Укажите E-mail для подписки на рассылку:

Постоянная экспозиция музея

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Постоянная экспозиция музея - 5.0 out of 5 based on 2 votes

1 зал. ОТ КАМЕННОГО ВЕКА ДО ДРЕВНЕЙ РУСИ

Первый зал экспозиции посвящен древней истории края: от эпохи каменного века на территории Валдайской возвышенности до событий древнерусского времени.

Здесь представлены находки неолитических стоянок из кремня и сланца: наконечники стрел и копий, каменные топоры, скребки, скобели для обработки шкур и дерева, мстинские керамические сосуды с различным орнаментом, а также кремниевые находки из Егольской каменной мастерской.

Древнее Бобровское городище, эпоха раннего железа, 1 тыс. до н.э.
Над крутыми отвесистыми берегами Мсты стояло укрепленное древнее городище, обнесенное валом и частоколом. Быт и культура этого периода представлены не только экспонатами (ножи, стрелы), но и предметами технологического процесса их изготовления (тигель, льячка).

Загадочные и таинственные археологические памятники второй половины первого тысячелетия нашей эры – курганы и сопки. Археологи называют их древними языческими могильниками. На берегах озера Крюково до сих пор сохранился один из крупнейших комплексов, состоящий из более чем сотни могильных насыпей и обширного поселения. Стеклянные бусы, украшения, стремена, предметы быта – находки из древних могильных курганов. Здесь искали клады, о них складывали легенды.

Еще одно древнее захоронение – сопки высотой до 10-12 м. – своеобразные языческие храмы. В экспозиции музея культура VIII-IX вв. представлена различными находками: женскими булавками, подвесками, бусами, мужской бритвой, кладом арабских дирхем, найденных у д. Потерпелицы.

О культуре древних славян рассказывают экспонаты X-XIV веков. Среди них женские украшения (бронзовые браслеты, фибулы, перстни, шумящие подвески, височные кольца, шейные гривны), предметы быта: стремена, ножницы, клещи и многое другое.

 
 
 

2 зал. НА МСТИНСКИХ ПОРОГАХ

Второй зал экспозиции посвящен истории Боровичского края в XVII-XVIII вв.

За всю свою многовековую историю Боровичский край был в руках иноземных захватчиков только однажды – в период Смутного времени (1611-1617 гг.). «Погост Спасский на р. Мсте сжен и воеван от немецких людей и от русских воров; а на погосте место церковное пусто…». Отряд шведов в Боровичах возглавлял Ян Заруцкий, который, по словам летописца, в одну ночь совершил поход из Боровичей на Устюжну «…за полтораста вёрст для её разорения».

Сохранилось предание, что враги ворвались в главный храм монастыря в честь Рождества Богородицы в селе Перёдки. Убили священника, и в это время чудотворная икона Рождества Пресвятой Богородицы ослепила их, а перед выходом «встал огонь» и не выпускал захватчиков из храма. Рассказывали, что из деревянной стены храма ещё долго доставали литовские пули. Спасаясь от погромов, жители прятались в лесах.

Некое братское захоронение (слой костей в пять аршин) было обнаружено в 1870-е годы при ремонте Введенского собора, построенного в 1777 году на месте древнего Борисоглебского храма. Почти все курганы и жальники считались населением могилами воинов, павших в «литовское разорение».
Молчаливый свидетель этого времени – экспонаты, среди которых снаряжение и оружие русских воинов: пищали, бердыши, секиры, шлемы, кольчуга воина, защищавшего Никольский храм в с. Шереховичи.

 

После трагических событий XVII в. жизнь на боровичской земле оживилась в XVIII веке. Новой столице России – Санкт-Петербургу – требовались хлеб, продовольствие, лес, железо, строительные материалы, и река Мста стала частью водного пути к Северной столице, связав Волгу с Балтийским морем.

«На эти места и обратил Петр Великий в 1704 году свое внимание, от которого не ускользало ничего, что служило на пользу отечества и счастье русского народа. Здесь Петр высмотрел для сытости своего Питера то самое место, по которому можно доплавить затребованный хлеб на продовольствие. Слава про пороги Мстинские (называемые чаще Боровицкими) велика: знают про них в целой России не только торгующие хлебом и плавающие на судах, но и мы, черпающие знание из книг… На Боровицких порогах довольно страхов, и со страхами этими можно встать глаз на глаз, видеть опасность воочию. Довольно, стало быть, приманок и соблазна, чтобы собраться туда и отправиться посмотреть - так описывает боровичские пороги на Мсте известный этнограф Максимов в своей повести «Куль хлеба».

 

Приглашаем совершить необычное путешествие по бурным Мстинским порогам, описанным в романе Н.А. Некрасова «Три страны света». Путеводителем послужит подлинная карта потомственного лоцмана Кузнецова.

От Боровичей до Потерпилиц более 40 больших и малых порогов. Преодолеть их могли только боровичские лоцманы - особое сословие, введенное указом Петра Великого. «В посаде живут учрежденные Петром лоцманы в опрятных двухэтажных домах, на мещанских правах и обычаях и на мещанскую стать даже снаружи. Ходят лоцманы в длинных сибирках, подпоясанных кушаками. Снимет на работе сибирку - он в красной рубахе с напуском на панталоны сверху рубахи и в жилетке с металлическими пуговицами. Народ солидный, осанистый, здоровый и крепкий, знающий себе цену и очень разумный».
В экспозиции этого зала представлены прекрасные живописные портреты лоцмана Василия Малышева и его жены Александры Ивановны (1882 г.) кисти художника А.С. Валялова. Глядя на них, кажется, что именно с этих людей и списан образ лоцмана в романе Н.А. Некрасова.

 

Еще один удивительный экспонат – макет барки. Барка была уникальным судном, созданным и усовершенствованным талантом и смекалкой русских корабельных плотников. По мнению специалистов, ни одно судно того времени с грузом не смогло бы благополучно преодолеть Мстинские пороги, кроме барки. Типовая барка имела длину 35 метров, ширину – 8,5, а высоту бортов – 1,5 метра. Её бока, нос и корма были округлые, всё крепилось деревянными гвоздями. Самое большое её достоинство состояло в том, что она имела малую осадку (до 50 см) и плоское изгибающееся дно. Когда барка зависала на уступе порога, дно изгибалось, нос касался воды, и это спасало ее от разрушения. Для управления баркой на носу и корме устанавливались по две пары потесей. Грузоподъемность барки составляла от 5 000 до 7 000 пудов.

 

«Великий моряк Петр Первый как взглянул на них,на потеси, так и невзлюбил, говорит предание. Петр Великий велел эти потеси спрятать и приделать к барке руль, тот самый руль, без которого ни одно на свете судно не ходит. Отговаривали его, но послушались: поехали. На первом пороге руль разломало в щепу: запасные потеси выручили из беды, и с тех пор, по указу Петра и словесному сознанию его, за неуклюжими потесями осталось до наших дней право хлопать по мстинской воде и руководить баркой.
Барки из тонких, мягких и гибких досок строятся только на одну путину и в Петербурге ломаются на барочные дрова и дачные стены в Новой деревне, Полюстрове, на Черной речке и прочих дачах».

Мста создала славу боровичским лоцманам и послужила известностью «знатного» села Боровичи. Указом Екатерины Великой Боровичи в 1770 году получили статус города.

В экспозиции музея занимает достойное место каменный паспорт – важный исторический документ об учреждении города. На гранитном камне золотом выполнена надпись об учреждении города. «Во славу Святыя единосущныя и животворящия и неразделенныя Троицы, Отца и Сына и Святаго духа повелением благочестивейшей самодержавнейшей великия Государыни Нашея императрицы Екатерины Алексеевны при наследнике ея благоверном государе цесаревиче и Великом князе Павле Петровиче учредися город Боровичи въ лето 1772 м-ца июня 24-го».

В том же 1772 Боровичам был пожалован герб, символ городского самоуправления, который предписывалось «потреблять во всех городских делах». «…Боровичи, быв местоположением своим близ Боровицких порогов, и провоз сквозь сии пороги сочиняет единый из знатных промыслов сего селения, что тако в гербе изображается: щит, надвое разделенный чертою перпендикулярною, голубое с серебром; в первом – изображение золотого солнца, показует милость к сему селению Ее Императорского Величества; в серебряном поле – натурального цвету окованный железом руль означает, что искусство тутошних кормщиков причиняет безопасность плывущим судам в опасных сих местах».

Новый город застраивался только каменными и полукаменными двухэтажными домами. Главные городские улицы были назвали в честь Екатерины II и Я. Сиверса. Центральной улицей стала Екатерининская. Здесь располагались городской магистрат, позднее – городская и земская Управы, торговые ряды, учебные заведения, многочисленные магазины.

Земельные участки в этом «аристократическом» районе стоили недешево, и дома здесь строили богатые купцы и мещане, представители дворянского сословия. И сегодня, в какой-то степени, в атмосфере центральных улиц Боровичей оживает минувшая эпоха. Это и сплошная застройка кварталов – фасады сливаются и переходят один в другой; разностильность построек – здесь провинциальный классицизм XIX в., эклектика и даже модерн.
У многих домов – флигели, портики ворот, резные крылечки и двери, некоторые дома украшены балконами с железными решетками на фигурных металлических кронштейнах. В исторических границах старого города все дома разные: кирпичные, деревянные, полукаменные, одноэтажные и двухэтажные, с мезонинами, балкончиками, кружевной резьбой.

Левобережная (Спасская) сторона тоже стала застраиваться быстрее с учреждением города. Градостроительной доминантой застройки стал архитектурный ансамбль из двух каменных храмов, построенных на месте древних деревянных – Спасо-Преображенского и Никольского.

3 зал. «…КРЕСТЬЯНЕ НЕЛЬЗЯ СКАЗАТЬ, ЧТО БЕДНЫ, ЖИВУТ ПОРЯДОЧНО…»

Третий зал музейный экспозиции рассказывает о жизни и быте крестьян Боровичского уезда.

В состав Боровичского уезда входили Боровичский район, Хвойнинский, Мошенской, большая часть Любытинского, незначительная часть – Окуловского, Валдайского и Бологовского районов. В середине XIX в. население уезда составляло чуть более 100 тысяч жителей, которые проживали в 1315 сёлах и деревнях, в Боровичах насчитывалось 6294 человека. Деревни были небольшие, где было и по 1-2 двора и до 80 дворов. Самая большая в это время – Ёгла (200 дворов).

 

Этот зал интересен подлинными документами из архивов боровичских помещиков: купчая крепость отставного драгуна П.Д. Линева на дворового человека с женой и детьми (1720 г.), закладная В.А. Давыдова на крестьянина со всем семейством (1750 г.), купчая крепость помещицы А.М. Еремеевой на продажу крепостной крестьянки Анны Андреевны за 3 рубля (1787 г.), вольная грамота помещицы С. Неклюдовой крепостной крестьянке Прасковье Дмитриевне (1843 г.), «Ревизские сказки» боровичской помещицы А.М. Еремеевой.

В 1862 году отменено крепостное право при «любвеобильном» царствующем императоре Александре II. Россия наконец входит в «ряд культурных государств Европы». В благодарность Александру II в с. Устрека Боровичского уезда устанавливают его бронзовый бюст.

Статский советник М.К. Линденбаум в своем дневнике об отмене крепостного права пишет: «Как ведь хорошо кажется, что сами крестьяне выбирают из своей среды волостного старшину. А между тем все мужики ненавидят этого старшину и, как мне кажется, не без основания, а он выбран недавно вновь на трехлетие. Спрашиваю у крестьян: «Зачем же вы выбираете такого человека?» – «Да нельзя ничего с ним поделать. Его поддерживает непременный член Земской Управы». И он еще перед выборами ездил по деревням и поил народ водкой. Вот каково наше самоуправление!» (1877 г.)

 

Ведет дневник Михаил Карлович: «найдется после меня кто-нибудь, кто будет читать мои записи…». Как много интересного в этих архивах!
Представлен предметный мир крестьянской семьи, занятой землепашеством: борона, соха, жернова, севня и др. Строки из дневника М.К. Линденбаума : «Мужик из Староселья надеется обмолотить все до пятницы. Я никогда не думал, что в этом деле нужно так много умения и ловкости…, работает он так ловко, нежно и деликатно, что сметает маленькие пустые колоски с зерна, не трогая его… Не знаю, сумел бы я так, если бы даже долго практиковался…».

В экспозиции зала представлены: предметы промысловой деятельности: кузнечный, гончарный, сетевязальный, сапожный, колесный. Привлекают внимание экспонаты столярного и плотницкого дела: резная мебель с точеными балясинами, кухонная утварь, предметы крестьянского быта.
«..Нашим крестьянам нельзя отказать в умственных способностях, в ловкости и умении хорошо работать - но свойственная народу хитрость, склонность к лени и пьянству - решительно пагубно отзывается на экономическом положении всего нашего Отечества» – из дневника М.К. Линденбаума.

 

Крестьяне традиционно представлены одетыми в овчинные тулупы, в расшитых шалях, за самоваром и в красивых русских сарафанах.

4 зал. КЕРАМИЧЕСКИЙ ВЕК БОРОВИЧЕЙ

Четвертый зал экспозиции посвящен развитию дореволюционной промышленности

Вряд ли в России найдется музей, где целый зал экспозиции – 74 кв.м – посвящен этой теме. Боровичские глины по своим качествам превосходили все известные глины в России, огнепостоянные изделия из нее были лучше импортных. Первый огнепостоянный завод построил в 1855 г. на реке Крупе в окрестностях Боровичей Эммануил Нобель.

В 1880-1900-е гг. в развитие огнеупорной и керамической отраслей вкладывали свои капиталы русские и иностранные промышленники, среди которых наиболее известными стали К. Вахтер и братья Колянковские.

Санкт-Петербургский промышленник, немец К. Вахтер, организовал в Боровичах предприятие по последнему слову науки и техники: оно выпускало более 97 наименований и считалось самым крупным в России огнеупорным предприятием. За свои заслуги перед Россией Константин Вахтер был удостоен дворянского звания (1894), чина тайного советника.

Завод «Новь» в Боровичах построили в 1891 г. в четырёх верстах от города на речке Вельгии военные инженеры братья Колянковские, поляки по национальности, родом из Виленской губернии.

 

Завод был оборудован по новейшим технологиям. Он имел электроосвещение, паровое отопление, водопровод и канализацию, свой железнодорожный путь, хорошую лабораторию. Главной продукцией завода были соляно-глазурованные канализационные керамические изделия. Выпускали на заводе и облицовочную плитку. Продукция завода пользовалась неизменным спросом, была отмечена золотыми и серебряными медалями, дипломами и грамотами на многих выставках. До сих пор изделия завода верно служат на водопроводных и канализационных линиях в Петербурге.

Заводы Н.П. Ягупова выпускали не только огнеупорный кирпич, но и марсельскую черепицу (до 2 млн. шт. кирпича и 500 тыс. шт. черепицы). Сегодня ягуповская черепица осталась только в истории и представлена музейным экспонатом.

Удивляют изяществом и красотой лепные вазоны, выполненные по формам знаменитого Кузнецовского фарфора, бытовая керамика (тарелки с русскими пословицами, кувшинчики, молочники), художественные изделия (барельефы, консоли, плакетки). До сих пор в городе стоят дома, облицованные яркими, глазурованными плиточками гончарного завода местного купца И.Я. Беляева: дома на ул. Дзержинского, Екатерининской, Ленинградской и др. И.Я. Беляев изготавливал на своем заводе химическую посуду по заказам Д.И. Менделеева для фармацевтической промышленности. Это не стеклянные колбочки, а красиво глазурованные изделия. Краски для изготовления своей глазури купец выписывал из Англии. И.Я. Беляев явился новатором в изготовлении глазури без свинца.

 

К концу XIX века Боровичи – промышленный город, известный не только в округе и Новгородской губернии, но и снискавший себе славу в Европе. Сам Париж обещал занять более половины всех мест на первой сельскохозяйственной кустарно-промышленной выставке в Боровичах, учрежденной под покровительством принца Ольденбургского, «видя ее безусловную полезность для края между двумя Российскими столицами».

Франко-русский пирогранит заводов князя Голицына в Боровичах и по сей день хранит секрет своего изготовления. На Всемирной выставке в Париже он был удостоен большой серебряной медали. «Шоколадные» облицовочные плитки его хранятся в музее и в частных коллекциях. В музейной экспозиции представлены из этого уникального состава глин несколько экспонатов, ассортимент их совсем невелик: капители и несколько видов плиток. В надежде разгадать секрет его изготовления привлекали иностранные инвестиции. Денег на ветер не бросали, отливали изделия для пользы дела: плитки, художественные изделия и капители. Но они мало напоминают голицынский пирогранит. Все изделия представлены в экспозиции, и у посетителей есть возможность сравнить их.

5 зал. «ИСТОРИЯ - ЗАПИСАННАЯ ПАМЯТЬ ПРЕДКОВ - КАК БЫ НИ БЫЛА СОМНИТЕЛЬНА, ВСЕГДА ТАИНСТВЕННО ИНТЕРЕСНА…»

Пятый зал – это большой зал с колоннами (160 кв.м.) и богатым убранством c необыкновенной акустикой. Когда-то здесь проходили торжественные приемы, устраивали балы.

 

В парадном зеленом зале представлена деятельность городской и земской власти. Вызывают уважение их труды по благому устройству жизни боровичского общества: образовании, культуре, медицине, обустройстве города, строительстве дорог, мостов, создании благотворительных и нравственных обществ и т.д. Привлекает внимание символ государственной власти и законности – трехгранное позолоченное зерцало для трех гражданских указов, неизменных до 1917 года. Роскошный письменный стол с потайными дверцами и зеленым сукном, письменные приборы из малахитового камня.

 

Звучание старого граммофона остановит время, и Вы почувствуете дыхание старинного купеческого городка: панорамы торговых рядов, как подражание Апраксиному двору в Санкт-Петербурге, купеческие лавки, рекламные вывески «Старая аптека», «Чайная», бакалейные и мясные лавки, обжорные ряды, где торговали местные купцы Звонаревы, Мухины, Митрофановы.

Особая роль в тематике зала отведена судьбам дворян, составивших честь и славу боровичской земли: Суворовы, Апраксины, Горемыкины, Клеопины, Козляниновы. За службу царю и отечеству дворяне получали земельные наделы в окрестностях Боровичского уезда: в конце XVIII века в уезде 200 дворянских усадеб.

Из морской семьи Епанчиных вышли знаменитые адмиралы русского флота. Этой фамилии принадлежали 4 боровичских усадьбы. В октябре 1917 года подписано прошение об отставке русскому боевому генералу от инфантерии Н.А. Епанчину, полному сил и энергии. Это был конец старой России. Умирая вдали от Родины, в солнечной Ницце, он завещал своему внуку, барону Фольцфейну, рукописи своих мемуаров, «когда кончится власть большевиков, и Россия снова станет Россией», вернуть на родину. В 1995 году это стало возможным.

 

В родовой усадьбе Ерюхино родился основатель знаменитых Путиловского и Обуховского заводов Николай Иванович Путилов, в усадьбе Ждани – известные русские ученые: литературовед Евгений Васильевич Аничков, лингвист Игорь Евгеньевич Аничков и видный земский и общественный деятель Иван Васильевич Аничков. Располагались усадьбы, как правило, в очень живописных уголках, и жизнь в них была наполнена солнцем, молодостью, трудами, надеждами и семейными хрониками.

«…Доехали до Валдая и поворотили в село Ровное, там жил…действительный камергер Александр Алексеевич Жеребцов. Село Ровное стоит на горе над самой рекою, строения много и вид показывает как маленький городок… Храм Божий построен прекрасно, каменный и довольно обширный. В саду проведены большие каскады и спадают в реку с большим шумом…».

 

Сохранилась эта ушедшая жизнь в жалованных грамотах на дворянство, дарственных, завещаниях, формулярных и послужных списках, в дневниках, фотографиях и застывших музейных интерьерах, где хранятся их вещи, старинная усадебная мебель.

«…Познакомился с Понамаревыми, другом моего отца: он и его жена -старики, бывшие миллионеры, а теперь почти нищие, исключая великолепного дома и обстановки. Представьте себе дворец, в котором бархат, шелк, ковры, зеркала, хрусталь, фарфор, канделябры, отличные картины, громадная библиотека и т.д. и т.п…» ( из письма композитора А.К. Лядова И.А. Помазанскому).

Покидая Россию, своим единственным достоянием они считали личные архивы и семейные альбомы. Альбом с фотографиями последних обитателей усадьбы Ровное хранится в маленьком городке под Парижем, а их копии, переданные Ю.В. Вербицким, внуком генерала Н.П. Никушкина, представлены в экспозиции зала. В подлиннике представлен альбом о служебной деятельности I Саперного батальона, расквартированного в Боровичах до Первой мировой войны. В 1920-е годы он был вывезен в Польшу, а в 2008 году возвращен сыном его владельца, поручика саперного батальона Ф. Грудковского.

 



Интересно? Поделись с другими: